Заповедник придуман и построен в 2000 году,
реконструирован в сентябре 2001 года

1x1.gif (807 bytes)     Главная || Сововедение || Совиная библиотека || Фотогаллерея  || Рассказы о совах || Хозяйка Заповедника || Новости


b

Ивановская область: 4-летний Маугли умел лишь мяукать и царапаться

Все четыре года Антошкиной жизни прошли среди людей: "хороших" и разных, трезвых и не очень, бедных и зажиточных. Были среди них и люди в погонах, и в белых халатах, и с толстыми портфелями. И всей этой разномастной и разношерстной стае не было никакого дела до маленького горемыки. Так распорядилась судьба, что единственным существом, которое "заметило" пребывание ребенка на этой Земле, оказалась голодная дворовая кошка. Не имея других воспитателей, ребенок научился у кошки не только лакать из блюдца и тереться спинкой о чужие ноги, но и, впитав в себя кошачьи повадки, выживать, опираясь на звериные законы.

До того как попасть в детский дом города Шуи Ивановской области, Антон Адамов жил неподалеку в деревне Горицы вместе со своими биологическими мамой и бабушкой. "Биологические" - в данном случае оговорка необходимая, поскольку две эти его ближайшие родственницы не проявляли к ребенку ни малейшего интереса. Родительница, произведя сына на свет, обильно утопила свои родовые потрясения в водке и дальнейшие материнские обязанности воспринимала весьма абстрактно. Чтобы хнычущий, требующий еды, сухих пеленок и тепла малыш не мешал чреде застолий, "докуку" отправляли в чулан. "Докука", несмотря на холод и голод, все-таки выжила и даже завела себе "подружку". Черно-белая кошка Настя, обитающая в том же чулане, восприняла брошенное дитя как собственного котенка.

- Судьба улыбнулась нашему Антошке дважды, - рассказывает Ирина Кочина, директор детского дома. - Первый раз, когда, несмотря на мать-алкоголичку, послала ему крепкое здоровье, не наделив ни одним из физических недостатков. И второй, когда его, истощенного, больного и совершенно дикого, все-таки обнаружили и привезли к нам.

Диагноз, с которым четырехлетний Антон Адамов поступил в детский дом, был лаконичным как приговор: "синдром Маугли". Заболевание насколько редкое, настолько же и трудно поддающееся лечению. Мировая практика показывает, что в тех редких случаях, когда детям, выросшим среди животных, все-таки удавалось выжить, их дальнейшее пребывание в социальной среде оказывалось невозможным. Ничего не поделаешь, человеческий мозг устроен так, что за основу жизнедеятельности он берет ту информацию, которую получает в первые годы жизни.

- Первые месяцы в детском доме Антошка провел на четырех "лапах", - вспоминает Ирина Кочина. - При этом верхние фаланги пальцев он поджимал, имитируя коготки на кошачьей подушечке.

Догнать "котенка" было делом не из легких. С завидной шустростью, работая всеми четырьмя "лапами", ребенок убегал от воспитателей, забивался в темный угол под кроватью и, сверкая глазами, фыркал оттуда на чужаков как разъяренный зверек. Крепко доставалось и тому, кто пытался выудить Антошку из его убежища. Сопровождая атаки боевым мяуканьем, мальчик яростно царапал любого, кто пытался до него дотронуться. И лишь терпение, ласка вкупе с вкусной едой помогли воспитателям приручить дикого "котенка". На доброту мальчик тоже реагировал своеобразно.

- Если вы когда-нибудь гладили кошку, то знаете, как она выгибает спинку и подставляет вам ушко для почесывания, - говорит Ирина Кочина, - точно так же вел себя и наш Антон.

Незнакомый доселе с человеческим общением, мальчик совершенно не понимал и человеческую речь, не признавал никакой одежды и агрессивно реагировал на любые попытки посадить себя за стол или уложить в кровать.

- Обычная детская кроватка казалась ему неудобной, - рассказывает директор детского дома. - Он плакал, вырывался, когда его пытались укрыть одеялом. Мы решили его не заставлять, и так слишком много потрясений для его психики, поэтому первое время наша "киска" спала, свернувшись клубочком на коврике у кровати.

Не меньшие проблемы обстояли у Антошки и с едой. В его голове крепко засело, что питаться он должен так, как и его любимая кошка Настя: лакая язычком из блюдца. Ну, на худой конец, разрывая еду ногтями и зубами. Да и к качеству пищи у малыша были свои требования. Обычные кашу, суп, пирожки и кисель ребенок не признавал, избегая всего нового со звериной осторожностью. Да и пищеварительная система малыша от непривычной еды поначалу бунтовала, и в этом случае его выручала кошкина "школа".

- Однажды во время прогулки я заметила, что Антошка собирает на нашей делянке какую-ту траву, относит ее в беседку и норовит втихаря съесть, - вспоминает Ирина Кочина. - Мы за ним проследили, и оказалось, что из всего многотравья ребенок выбирал именно осоку - растение, которым кошки во все времена прочищали себе желудок.

Прошло полгода с того дня, как Антона Адамова привезли к людям. Сегодня мальчика уже не узнать. Этот крепко сбитый, веселый пацан с удовольствием уплетает борщ, возит по ковру игрушечные машинки, спит на подушке и "работает" на занятиях. А к директору детского дома, воспитателям, психологу и логопеду обращается коротко и емко: "Мама".

- Мы и сами не ожидали, что Антон так быстро пойдет на поправку, - говорит Ирина Кочина. - За несколько месяцев ребенок освоил "программу" трех лет жизни. Еще немного работы - и "Маугли" окончательно догонит сверстников. Наш Антошка - умный, добрый и красивый. Из него вырастет славный человечек.

"Российская газета"

1x1.gif (807 bytes) Главная || Сововедение || Совиная библиотека || Фотогаллерея  || Рассказы о совах || Хозяйка Заповедника || Новости